Поиск
  • Алексей Преснов

Параллельная нормальность.


На унылом пейзаже полумертвого российского электроэнергетического рынка обозначилась весенняя нормотворческая активность. ФАС подготовила проект постановления о переходе к регулированию гарантирующих поставщиков по методу эталонных затрат и одновременно запустило новый раунд обсуждений нормативного поля по созданию единых центров центральных расчетов – «по следам» поручений совещания у В. В. Путина. Медиа откликнулись статьей в Ъ , по содержанию которой я успел кратко высказаться в своей ленте в ФБ. Но этих мыслей оказалось явно недостаточно для отражения тех впечатлений, которые я получил после просмотра вышедшей в полном объеме записи мультимедийного круглого стола «Перспективы развития энергосбытового бизнеса в России» в агентстве «Россия сегодня». Поэтому я все-таки решил еще раз пройтись по теме.

В двух словах – то, что происходит сегодня на этом поле, для меня, во-первых, странно. И тот энтузиазм, который излучали участники события по поводу предлагаемых новаций – и эталонному сбыту и ЕИРЦ, которым вообще-то уже несколько лет как от роду, и которые уже давно успели не только устареть (они и новые –то выглядели совершенно «против ветра»), но и умереть морально (в мире все поменялось на этих рынках просто кардинально – ГП и не было в том виде как у нас, а и там где были, например в той же Дании, - отменили), и даже физически (многие ГП с того времени, когда на этот счет что-то стали говорить, уже просто перестали существовать, а ЕИРЦ в стране так или иначе развиваются по совершенно независимым от пожеланий исполнителей поручений президента закономерностям), мне совершенно непонятен. Ну вот просто напрочь диссонировал с моим представлением о том, что нужно делать нам на розничном рынке с таким могучим регулятором в современной экономике, каким у нас стала новая ФАС. Давно знакомый мне Виталий Королев, которого я искренне уважаю как профессионала, правда, время от времени все-таки сбивался на правильные рельсы – приводя примеры о необходимости внедрения эталонов, он говорил почему-то о сетевых организациях, а не о сбытах. Но потом снова «возвращался в реальность» - «новую нормальность» рынка электроэнергии по-нашему – зачем нам одна монополия на розничном рынке, если можно иметь и регулировать две – сети и сбыт.

Чем дальше, тем больше – традиционные «спасибо партии родной» от представительницы НП ЖКХ «Развитие» (а причем тут она, собственно, вообще ???); обтекаемые формулировки тоже мне знакомого лично и хорошо всем известного бывшего ГП-шника Павла Сниккарса из Минэнерго в стиле «здесь и сейчас», «мы изучим», «все интересы должны быть учтены», принцип Парето, но вообще–то мы здесь главные, а не ФАС; гендиректора «Мосэнергосбыта» Андрея Ковалева – а мы и есть эталон, и да, дайте нам возможность давать скидки – накидки, т.е. стать обычной свободной рыночной компанией, но при этом оставаться гарантирующим поставщиком - монополистом – все это от выступления к выступлению вызывало у меня все большее и большее удивление и ощущение иррациональности, параллельности реальности, в которой все это происходило. Что ни говори, нельзя отрываться от "родных пенатов" - в силу обстоятельств я в последние годы был глубоко погружен в изучение зарубежных электроэнергетических рынков – действительно это приводит к когнитивному диссонансу. Но с другой стороны, словосочетание "зарубежный опыт" время от времени проскальзывало и у выступающих, что вызывало у меня острое желание спросить «какой!?» или, по крайней мере, нагуглить «bench marking in last resort supplier regulation». Но с другой стороны, весь мой опыт работы в постреформенной электроэнергетике, как и опыт последних лет в качестве консультанта с уклоном на успешные зарубежные практики, подсказывали, что это бесполезно – никаких last resort suppliers в России никогда не существовало и не существует, любые сравнения просто нерелевантны по определению. Мы «здесь и сейчас» – у нас 80 кг при росте 170, и ничего с этим не поделать, а в спортзал нам ходить некогда – реформы зовут.

В реальность меня вернул Александр Старченко, который вдруг сказал, почти всё то, что думал я сам. Начиная с простого - а зачем? А зачем мы делили бизнес на сети и сбыты, на естественно монопольный и якобы конкурентный виды деятельности? Для того, чтобы было что регулировать? В два раза больше, чем, если бы не делили? Писать методики? Вводить коэффициенты, учитывающие большую и разную страну, вертолеты там всякие в Тюмени, например? Стандарты по трехбалльной шкале. А почему, кстати, не пятибалльной? Пять категорий стандартов качества явно лучше, чем три. А шесть еще лучше – по числу наших доморощенных ценовых категорий на розничном рынке, где гарантирующий поставщик, как кто-то из участников стола метко заметил, «занимается производством» - лепит из мощности и электроэнергии один товар на любой вкус. Конкуренция ? Свободный открытый рынок? Нет, это пока не про нас, мы «здесь и сейчас», 170/80, и хоть ты тресни. Эволюция. Квазиконкуренция по эталонным затратам, естественным образом укрепляющая дальнейший монополизм крупных сбытов, особенно с учетом всяческих коэффициентов. Симбиоз.

А у них? - Вообще генераторы за передачу платят. Вот так. «А у вас?» - хотелось спросить следующего. Но не удалось. Перешли к централизации расчетов через единые расчетные центры. Увидел стратега Интер РАО Ильнара Мирсияпова. Раньше только читал. Ну что сказать? Как я понял, для Интер РАО все эти центры так – баловство, исполнение пожеланий уважаемых людей, не более того. Прибыли нет, только социальная функция. Но без убытков, потому что все скидываются. А сколько, по чём, ну это вопрос второй. На базе наших ГП в Московской области и Ленинградской. А почему ГП? А у них охват потребителей самый высокий в регионе – до 98% и процент оплаты. Т.е., по сути, И. Мирсияпов признался в тотальном монополизме Интер РАО в двух ключевых регионах страны и именно этим обосновал необходимость создания центральных расчетных центров централизованных расчетов на базе этих самых ГП- монополистов. Которые теперь еще станут монополистами по сбору денежных средств. А по стране это ведь 1 трлн. руб. только просроченных долгов. А сколько недолгов? Страшно себе представить. Даже если все реципиенты денежных средств скинутся в размере 0.1% от недолгов и долгов в пользу «собирателей», думаю, сумма будет вполне приличная, чтобы оправдать квалификацию И. Мирсияпова в качестве одного из самых сильных стратегов отрасли. Жаль, вот только, что во время выступления И. Мирсияпова ушел В. Королев, который по долгу службы, вообще-то должен был оформить эту речь как "явку с повинной".

Пожалуй хватит впечатлений из параллельной нормальности. Займусь-ка я изучением настоящих рынков, авось пригодится – верю, рано или поздно мы найдем свою дверь из этой «нормальности», как и ключик к ней, и все-таки вернемся в настоящую реальность.


Просмотров: 17