Поиск
  • Алексей Преснов

ВИЭ и распределенная генерация как маркеры успешного развития. Что у нас не так.


ВИЭ как мировой тренд развития энергетики, несмотря на все усилия нашего истеблишмента, склонного в силу вполне очевидных причин к поддержке традиционной генерации, все-таки «заразил» Россию. Все чаще и чаще в массовом публичном пространстве поднимается тема нашего отставания в этой сфере, и на самом высоком уровне чиновникам и окологосударственным бизнесменам рядом с ними приходится рассказывать о наших «грандиозных» (на фоне мировых показателей) планах по внедрению ветра и солнца. В лояльной прессе появилось множество статей на эту тему, где, правда, часто путаются ГВт и МВт(и я начинаю подозревать не только из-за недостаточно грамотных журналистов), что в итоге дает не такую неприглядную картинку. Как всегда говорится о планах на прекрасное будущее, желательно за пределами 4-5 лет, чтобы потом, если что, успели забыть. Еще один способ «оправдаться» - пытаться засчитывать в ВИЭ всю нашу, на 99% еще советскую гидроэнергетику.

Но ВИЭ имеют еще одно свойство, влияющее на трансформацию представлений о работе классических энергосистем, которое нашим традиционалистам также приходится учитывать в смысле объяснений граду и миру , почему мы опять отстаем. Речь о том, что ВИЭ, в основном, за исключением огромных ветропарков и солнечных станций, с точки зрения модели рынка являются распределенной генерацией, работа которой в энергосистеме существенно отличается от работы традиционной – «большой» генерации. Распределенная генерация (DER – decentralized energy resources), конечно, более широкое понятие, чем ВИЭ - сюда входят и относительно небольшие ТЭЦ, и пиковые газовые (газопоршневые) и даже дизельные станции, расположенные непосредственно у потребителей или рядом с нагрузкой, но в мире её развитие, как и развитие сопутствующих технологий интеграции неразрывно связано с бурным ростом доли ВИЭ в последние 5-7 лет.

У нас распределенная генерация, как понятие, прежде всего, связано с блок - станциями у крупных и средних потребителей, получивших толчок к развитию на фоне постреформенного роста цен на электроэнергию и сетевые услуги примерно в те же последние 7-10 лет при одновременных провальных результатах реформы с точки зрения интеграции роли и влияния на цены потребителей на «большом» рынке внутри ЕЭС. В последние годы, после девальвации рубля эти стимулы несколько ослабли, но инерция процесса «отделения от ЕЭС» - своего рода «опоры на собственные силы» в энергетике - уже набрала обороты, а продолжающееся снижение возможностей потребителей влиять на цены рынка в связи с ростом доли платежей за мощность по ДПМ, муссирование темы «сохранения денежного потока» в отрасли в постДПМовской перспективе дают ему новую пищу для жизни.

Проблема для традиционалов еще и в том, что DER, включающие в себя ВИЭ, стимулируют бурное технологическое развитие, в частности микрогридов и смартгридов – а это IT в энергетике, что в общем и целом и является сегодня одной из значимых составляющих той самой четвертой промышленной мировой революции, о которой так много говорят, на наших глазах меняющей привычную реальность. И сегодня, когда игнорировать DER стало невозможно, и с точки зрения поведения потребителей и с точки зрения глобальных трендов ВИЭ и IT в энергетике, которые мы, к счастью не совсем закрывшись от мира, все еще имеем возможность наблюдать – традиционалы, действуя проверенным методом – не можешь противостоять – возглавь, пытаются «интегрировать» наступающую распределенную генерацию в нашу доморощенную модель рынка, привычно имитируя при этом как сам рынок как таковой, так и его основные составляющие. Именно об этом все эти потуги о неких ЭССО и АЭК, обещания светлого будущего в новой розничной модели с учетом новейших технологических достижений, «состоявшееся солнце» и ветер «в следующем году» и прочие проекты типа Energy.net, жужжащим фоном сопровождающие бесконечные форумы и конференции с панелями и пустыми дискуссиями – это, пожалуй, почти единственное, чего у нас в избытке в плане инноваций и прогресса. Потребители не дремлют – пишут свои проекты и программы на эту тематику, но тоже, на мой взгляд, упускают главное. Вначале было слово, а в данном случае вначале был рынок….

От правильной организации рынка – подлинного, а не имитационного, в котором четко определены базовые вещи – баланс спроса и предложения при минимальном административном вмешательстве по прозрачным и понятным процедурам - зависит и массовое развитие ВИЭ, и распределенной генерации в целом. И начинается этот процесс с понимания, что такое физическая суть оптового рынка, и что такое розничные операторы. Иными словами – что такое магистральные сети, и что такое распределительные, чем они отличаются друг от друга и какую функцию выполняют, как взаимодействуют друг с другом и как регулируются.

Наши ТЭЦ, к примеру, присоединенные к распредсетям, хотя и являются крупными, по своей сути являются распределенной генерацией, т.н. embedded, т.е. расположенной вблизи нагрузки. Им не нужны длинные сети, магистрали, они работают с локальными потребителями, и для них фактическим оператором в энергосистеме являются местные распределительные сети. Но у нас ТЭЦ почему- то - узлы модели оптового рынка, которые никак не связаны с его хребтом – магистральной сетью ЕНЭС. Отсюда растут ноги у известных, порой драматических конфликтов, связанных с продажей и арендой пристанционных подстанций в сети, и последующим получением последними тарифа в котле, прикрытом крышкой предельных индексов, что в итоге ведет к убыткам у т.н. «котлодержателей», (что, к слову, неправильно в принципе – в распредсетях котел вреден, но это тема отдельного разговора) роль которых натянули на себя в основном МРСК в регионах. Регуляторы реагируют – вводят критерии и запреты, но это не меняет сути – подстанции ТЭЦ либо не должны быть присоединены к распредсетям, либо должны быть в основном на рознице, что в том числе позволит им быть гораздо более эффективными в экономическом плане. Но тогда встанет вопрос с заключением розничных договоров в зонах, где доминируют монополисты ГП, которым никакие ТЭЦ и любые другие розничные генераторы не интересны. Как и распределенная генерация в принципе, включая ВИЭ. Именно это в нашей модели является барьером для организации продажи излишков теми же крышными солнечными производителями. И именно для того, чтобы обойти эту проблему придуманы сложные бюрократические процедуры для так называемой квалификации объектов ВИЭ на рознице и продажи произведенной ими электроэнергии в потери по повышенным тарифам, что так не нравится сетям. И так у нас во всем и везде. Ну а каком серьезном развитии ценозависимого потребления (Demand Response), скажем, можно говорить, тем более об «агрегаторах» нагрузки, если у нас доля электроэнергии, торгующаяся по относительно рыночным механизмам РСВ-БР составляет в конечной цене массовых потребителей не более 20-25%. Остальное – это, по сути, квазиналоги для поддержки генерации и тарифы на передачу. Это же обстоятельство является препятствием для развития системы двусторонних договоров, на которую уповают чиновники Минэнерго, говоря о путях реформирования нашего рынка. И даже при такой организации рынка - за счет потребителей, почти полного их отстранения от влияния на цены - довольных на нем осталось совсем немного.

Генераторы считают, что в будущем им нужны деньги как минимум в объемах нынешних ДПМ, а то и больше, за те тарифы, что они получают в КОМе они ни строить, ни модернизировать ничего не собираются. В Россетях недовольны постоянными тарифными ограничениями при сохранении планов по инвестпрограммам и изъятиям дивидендов. Отвечая «асимметрично», Россети продолжают свою вечную «консолидационную» войну со вся и всеми доступными госкомпаниям методами, включая уголовные. В первую очередь, конечно, против ТСО, пребывающих в некоторой растерянности – и продать никак за адекватную цену, и жить все тяжелее. Некоторые из них, более удачливые и крупные, надеются, что пронесет, но, на мой взгляд, эти надежды не очень оправданы. Если ничего не поменяется в отношении к модели рынка в целом – дальнейшая монополизация сетевого сегмента при одновременном дальнейшим снижении его эффективности будет неизбежной. Сбыты - ГП, давно уже более или менее консолидированные территориальные монополии в конкурентном секторе, не знают, что делать и куда бежать от бесконечных новаций регуляторов, направленных на их планомерное удушение с неясной перспективой – а что вместо них. Потребители, по большей части просто плюнули, или огрызаются письмами в высокие инстанции.

А между тем мир совсем рядом с нами идет вперед. Там тоже не без проблем – но они совсем другого свойства. Предлагаем нашим читателям ознакомиться с обзором наших финских коллег из Sulomaa Consulting Oy на тему применения облачных приложений на европейских рынках электроэнергии и прежде всего в соседней Финляндии. Наслаждайтесь.


Просмотров: 364