Поиск
  • Алексей Преснов, Татьяна Иванова

Когнитивный диссонанс по ФАСовски.


Несмотря на каникулярное настроение, недавнее интервью Коммерсанту заместителя руководителя ФАС России Виталия Королева

по поводу принятия постановления правительства по эталонному регулированию сбытовой надбавки гарантирующих поставщиков (ГП) и новых идей по регулированию сетевых организаций заставило нас взяться за перо. Понимая, что вся эта унылая история откровенного застоя в рыночном развитии электроэнергетики последних лет изрядно поднадоела, а большинство наших читателей уже, как и мы, в отпуске или вот-вот туда отправятся, постараемся на этот раз без деталей и лонг ридов.

Тезисно:

  • Когда-то Виталий Королев, тогда еще без "руководящей" фирменной ФАСовской бороды, на одном из форумов, к организации которого мы имели непосредственное отношение, назвал ГП инструментом по решению нерешенных проблем, и, помнится, не отличался к ним особой предрасположенностью, считая, что они сугубо временный институт. В этом смысле позиция ФАС под его руководством логична – она этим постановлением сделала все, чтобы многие из них в недалеком будущем умерли. При таком регулировании в большой и разной стране по единым федеральным стандартам со «сдержанной» рентабельностью в 1,5% выжить многим из них будет очень непросто, если даже не невозможно.

  • Сбытовой сектор вообще-то по определению должен быть конкурентным, и именно за это должна в первую очередь бороться, на наш взгляд, ФАС, а не заниматься, по сути, закреплением монополизма ГП на годы вперед с вероятным уменьшением их числа до нескольких компаний на всю страну. Посему сам подход к новому регулированию сектора, каким бы прогрессистким он ни казался по сравнению с предыдущим, но при этом основанный на долгосрочном сохранении института ГП в нынешнем виде (трехлетний переходный период и все такое прочее), представляется крайне странным.

  • Тем более странным, когда в этом контексте Виталий Королев говорит о том, что на ГП ФАС «откатает» регулирование по эталонам, а вот потом уже займется и сетями, вклад которых в конечную цену электроэнергии намного больше. То есть ФАС признает, что и ГП, и сети обладают схожими признаками и характеристиками, и их можно и нужно регулировать одними и теми же методами – по эталонным затратам. Другими словами не только де-факто, но и де-юре ФАС считает, что и те, и другие являются монополистами на розничных рынках и останутся таковыми по крайней мере в среднесрочной перспективе, чему как раз и способствуют авторы нового постановления, закрепляющие их монопольный статус. У нас вопрос – а в чем тогда был смысл их разделения по видам деятельности во времена реформы электроэнергетики? И почему тогда с таким упорством отстаивается (в том числе и со стороны ФАС) идея недопустимости ведения сбытовой деятельности сетями? Не наблюдается ли у ФАС когнитивный диссонанс в этой связи?

  • Не менее озадачили и идеи, высказанные Виталием Королевым относительно новых подходов к регулированию сетей – «по тарифу МРСК», у которых уже «есть большой задел с точки зрения повышения эффективности». О чем это? Как известно, сегодня на региональном уровне у нас действует «котловое» регулирование тарифов на передачу в распредсетях – по единому «котловому» тарифу для всех потребителей региона при том, что дочерние общества Россетей в абсолютном большинстве случаев являются основными распредсетевыми компаниями с наибольшим полезным отпуском. Как правило, они же являются и «котлодержателями» - то есть потребители оплачивают услуги по передаче через свои сбыты в эти компании, а они уже потом рассчитываются со смежными сетями по индивидуальным тарифам. Индивидуальные тарифы формируются исходя из закрепленного в Основах ценообразования принципа экономической обоснованности тарифов, предполагающего в том числе безубыточную работу субъектов регулирования. Иными словами повышенные по сравнению с МРСК индивидуальные тарифы других ТСО прямо связаны с котловым ценообразованием и принципом безубыточности – при меньшем объеме реализации услуг по передаче тариф естественно должен быть выше. Если он будет таким же, как у МРСК, при сохранении котлового ценообразования, то все ТСО, меньшие чем МРСК, автоматически станут убыточными. И не потому, что работают хуже, а потому, что обоснованный тариф равен отношению необходимой валовой выручки к объему услуг по передаче (мощности или полезному отпуску). Соответственно при заниженном индивидуальном тарифе такие компании не соберут свои НВВ.

  • Если г-н Королев, несомненно владеющий всеми этими вопросами лучше нас, хочет таким завуалированным образом отменить котловое ценообразование, мы только ЗА и уже давно об этом говорим: единый тариф распредсетей в больших и неоднородных регионах (а таких у нас в стране очень много) чрезвычайно вреден, поскольку не только создает внутреннюю перекрестку в сетях, но и, помимо прочего, подавляет рыночные сигналы для инвестиций в сетевом комплексе. Все эти решения ФСТ о введении «котла» в середине нулевых якобы для развития конкуренции были основаны на элементарном непонимании механизмов функционирования рынка. В итоге потребители в густонаселенных регионах с хорошо развитой сетевой инфраструктурой стали субсидировать удаленных, и значит более «дорогих» потребителей сетевых услуг, строительство сетей и подключение новых потребителей на периферии стало невыгодным, а потребительские сети из нагрузки и внутренних издержек для их собственников стали превращаться в доходный бизнес. Все это привело нас в тупик, из которого теперь мы пытаемся выбраться при помощи различных административных инструментов, кидаясь в другие крайности – уничтожая на сетевом рынке зачатки здоровой конкуренции, в первую очередь в части новых технологических присоединений, и укрепляя монополизм одной компании там, где он на самом деле совсем не нужен.

  • Другой вопрос – что взамен. Конечно, просто прибавлять тариф ТСО, не имеющих прямого присоединения к сетям ФСК, к тарифу МРСК бессмысленно. Это приведет к резкому росту тарифов для удаленных потребителей и новому, уже в основном «политическому» стимулу к созданию одной большой сетевой компании на всю страну, что на самом деле не имеет ничего общего с рыночным подходом и подлинной эффективностью. В рыночных моделях в больших и неоднородных регионах нужны локализованное тарифы по зонам, а не по границам сетей - примерно так же, как это устроено на пригородном транспорте. Считается вначале усредненный тариф по региону по эталонам, а потом на основании расчетного моделирования топологии сети применяются различные коэффициенты, отражающие затраты на доставку электроэнергии до потребителей и неоднородность объемов отпуска по региону. Таким образом формируются тарифы в зонах. Одна и та же сеть может работать в нескольких зонах и по каждой зоне получать разные тарифы. Расчеты между сетями происходят по тарифам на границе между ними, при этом зависят они от мощности и количества точек поставки – чем выше мощность и чем меньше точек, тем дешевле. Поскольку регулируются зоны, а не сети, понятие НВВ каждой сети, как таковое, исчезает. Естественно, сам принцип формирования тарифов должен быть долгосрочным, инвестиционные программы сетей в конкретных зонах окупаться через RAB. Понятно, что при таком подходе значительная часть ТСО второго уровня уйдет с рынка. Но не все. А именно те, кто неэффективен и не нужен рынку. Если же внедрять то, о чем говорил Виталий Королев (при условии, что его правильно поняли), то очень скоро "бенчи" не понадобятся вовсе, или будут сугубо виртуальными – останутся одни Россети – что и с чем сравнивать будем?

В порядке заключения:

Не видим особенных проблем с переходом на такое, действительно рыночное формирование тарифов уже в ближайшие два года, – и тут Америк открывать не нужно, все это в том или ином виде уже давно работает в других странах. И уж точно не нужно ждать результатов эталонного тарифного регулирования в сбытовом секторе - там, где его вообще не должно быть в ближайшей перспективе. Если, конечно, ФАС за конкуренцию и рынок.


Просмотров: 128