Please reload

Недавние посты 

Наш ответ их Demand Responsу.

На прошлой неделе мне довелось поучаствовать в семинаре, организованном Системным Оператором ЕЭС России по проблемам ценозависимого потребления - так они называют Demand Response или DR - известную в мире рыночную процедуру по добровольному снижению объемов потребления электроэнергии в определенные часы с целью разгрузки энергосистемы. Сразу скажу, что предварительное знакомство с материалами на эту тему в Linkedin, опубликованными Станиславом Корякиным - советником заместителя  председателя правления ОАО "СО ЕЭС", вызвало у меня критические оценки.

 

 

 

Вопросы были очевидными - предлагается  участие потребителей  по программе DR в рынке мощности на годовых аукционах КОМ, в то время как фактически они должны были исполнять команды СО на рынке РСВ-БР, получая за это плату  по ставкам за мощность КОМ. При этом полноценную плату они получают только в случае 8 часового ограничения мощности, в остальных случаях - применяются существенные понижающие коэффициенты, сводящие на нет и без того не великий выигрыш от участия. Кроме того, само участие достаточно крупного потребителя  или агрегатора мелких потребителей на розничном рынке в DR в нашей системе оплаты мощности и ее трансляции на розничный рынок может приводить к сдвигу расчетных  часов максимальной нагрузки в регионе, по которым и формируется объем оплаты мощности в адрес конкретного потребителя или группы потребителей. Иными словами вы снизили мощность, например, в 10-й час, а максимум региона из-за ваших действий  и соответственно расчетный час сместился, скажем в  18-й час, когда вы или ваши потребители на рознице как раз активно потребляли на полную мощность. В итоге вам вроде бы должны за ваши усилия, но по факту пик системы пришелся на другой час, по которому и посчитают в итоге обязательства по мощности всем потребителям региона, но, почему-то, кроме вас. 

Вызывали сомнения и цифры - от  достаточности стимулов  при снижении цен от DR c 1400 руб./МВтч аж до 1338 руб. (!), до объемов DR в 1 ГВт по Первой ЦЗ при том, что спрос  на мощность с учетом резерва и экспорта составляет  в районе 140 ГВт.

В целом совершенно ясно, что DR работает в адаптивных к спросу к рынках, с достаточной волатильностью цен - именно этого катастрофичеки не хватает нашему рынку, на котором все уныло и предсказуемо. Рынок мощности - как закрытый  распределитель НВВ среди "членов профсоюза" или "ЦК элетроэнергетики" - генераторов и рынок ВСГВО - РСВ - БР, который также зарегулирован донельзя, как со стороны СО, так и со стороны модели, как таковой, с "партийным контролем" со стороны ФАС, основанной на постулате - на нашем рынке высоких цен быть не может по определению  И волатильность ваша - т.е. непредсказуемость нам не нужна и "смерти подобна". 

Как оказалось, все мои опасения и скептицизм оказались напрасными  -  эти вопросы уже давно разрешены  с "крупняком" - все они обсуждались и не раз  в СО на соответствующих встречах. Проект постановления  Правительства уже готов и находится на согласовании.  В этот же раз нас собрали для того, чтобы СО мог установить действенный контакт с розницей - именно поэтому присутствовали не очень понятные представители каких-то структур от малого и среднего бизнеса, выступавшие откровенно говоря "поперек" дискуссии,  а также ГП и их НП ГП и ЭСК. 

Надо сказать, последние практически проингнорировали встречу - не было ни заявленных Моэнергосбыта, ни Атомэнергосбыта, а НП ГП было представлено на достаточно низком уровне. НП Сообщество потребителей энергии, профессионально представляющее как бы потребителей вообще и в т.ч не только крупных, , насколько я понял, даже не было приглашено. С ними, мол, все уже решено. Единственным "полевым сбытом" был Кузбассэнергосбыт, участвоваший в семинаре по видеосвязи. 

В итоге дискуссия свелась к вопросам экспертов и ответам на них очень профессионального вообще и чрезвычайно  тонкого  в общении  заместителя председателя правления СО ЕЭС Федора Опадчего. Иногда ему помогали его коллеги, тоже достаточно  грамотно освещавшие  те или иные нюнасы темы.

Однако в целом было ясно, что DR  в России ожидают трудные времена - желающих что-то делать в этом направлении, кроме не очень понятных "комсомольцев" из всяческих структур по "представлению интересов", не нашлось. Как не нашлось, похоже, и крупных потребителей, что косвенно признал и Ф. Опадчий, сказав, что они рассчитывают на розничный рынок, где, по их мнению, и сосредоточен основной ресурс DR. И думаю, вряд ли найдутся.  DR работает тогда, когда есть реальный рынок и есть цены, превышающие нормальные в разы, а то и десятки раз. Именно так это происходит и на неоднократно упоминавшемся на семинаре рынке зоны PJM в США, так это происходит в Норд пуле, и во Франции, где DR  работают на волатильных одноставочных рынках. Это нужно потребителям, поскольку они не хотят платить реально  высокие цены, это нужно энергосистеме - поскольку она не хочет и не может поддерживать излишние резервы генерации под загрузку - потому что это дорого и неэффективно для экономики, а именно она является главным мерилом успешности рынка, которым управляет независимый СО и за который он отвечает.

Надежность тоже имеет значение, но она экономически четко сопрягается с эффективностью рынка - надежность не любой ценой, а при наименьших общественно  полезных затратах. 

У нас же дело обстоит по-иному. Когда я попытался спросить Ф. Опадчего, не думали ли они о том, что массовых розничных потребителей можно было бы привлечь к DR снижением надежности - условно говоря они платили бы меньше, если бы отказывались в определенные периоды от претензий по возможным перерывам энергоснабжения по данной категории надежности, резервируя себя самостоятельно, скажем за счет солнечных батарей, что в свою очередь давало бы возможность СО привлекать в нагруженные часы  меньшие резервы, - зампред правления СО ЕЭС меня не понял, или сделал вид, что не понял.  Иными словами - "мы надежностью не торгуем".

Вообще говоря, до тех пор пока мы не поймем, что надежность, а в более широком смысле и рынок мощности, который на самом деле и должен решать задачу долгосрочной достаточности генерации с заданной надежностью - это экономические категории в либерализованном рынке электроэнергии, а потому должны быть понятны и прозрачны для всех его участников и при этом последние  имеют право  воздействовать на эти категории через спрос  и предложение - никакой DR у нас не состоится. Сегодня у нас избыточная надежность и на рынке мощности и в оперативных резервах. Ни на то, ни на другое потребители никак не влияют и не могут повлиять в рамках нашей модели рынка. Так почему они должны заботиться о DR, если "респонсировать" - то есть реагировать, по сути -то и не на что? Высокие объемы мощности и цены на нее? - Вас это не касается - вы все равно ее оплатите через коэффицент резервирования. Вам отобрали дорогие станции в ВСГВО? - И это не ваше дело, нам нужно закрывать ваш спрос вынужденными. То, что в итоге это выстрелит в высокие замыкающие заявки на РСВ- БР, т.к. эффективных мы уже отсекли на стадии ВСГВО -  на это тоже вы повлиять не можете. Сильно высокими цены стать все равно не смогут - обрежут, поэтому волноваться внутри торгового дня не нужно.  В целом вы заплатите много, но ровно. Ну а если поучаствуете в нашей программе DR - чуть меньше, но с большой вероятностью ваши соседи по розничному рынку заплатят в итоге больше, так сказать и за вас.

Поэтому, конечно,  начинать надо с другого конца. С модели. И мне показалось, что г-н Опадчий это прекрасно понимает. По крайней мере его реплика о том, что все сегодняшние телодвижения вокруг КОМа в итоге приведут к фиксации некой НВВ за мощность, (то бишь надежность генерации,  хоть и "кривой"), но это, в свою очередь, перенесет значительную часть доходов с рынка мощности на рынок электроэнергии и повысит его волатильность - обнадеживает. Рано или поздно рынок свое возьмет - вот что сказал Ф. Опадчий. И он, безусловно, прав.  

Please reload

Please reload

Archive
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square