Please reload

Недавние посты 

Призрак бродит по России

Призрак бродит по России, и, в частности, по российской электроэнергетике – призрак пока еще не очень ясных даже концептуально, но все более и более осознанных в контексте (или парадигме?) «так жить нельзя» - необходимых отрасли серьезных перемен. Мы не будем обсуждать «за всю Одессу», но электроэнергетику в очередной раз попробуем проанализировать по мере сил.

 

На прошлой неделе мне удалось побывать на заседании комитета ТПП РФ по ТЭК и стратегии как раз по поводу перемен. Собрание, которое было анонсировано как некое начало начал – возобновление остановленных, по мнению инициаторов, в 2008 году с ликвидацией РАО ЕЭС реформ, 

само по себе меня не очень впечатлило. Все было предопределено повесткой и проектами решений, розданными и разосланными заранее. Сразу же после беглого взгляда на состав собравшихся участников перед заседанием стала ясна и ожидаемая реакция на все эти предложения и проекты.  Можно отметить лишь некоторые штрихи, выделявшиеся на фоне унылой предсказуемости: крайне слабое выступление с презентацией содокладчика основного выступающего от имени инициаторов реформ 2.0  - Г.П. Кутового (или уже 3.0 или 4.0, если вести отсчет от заявленного 2008 года) из Госуниверситета Управления  - Виталия Кузьмина; полемику Натальи Невмержицкой  - одной из немногих из выступавших, как всегда по существу и с аргументами – с хозяином встречи - председателем комитета ТПП Юрием Шафраником;  ну и, может быть, мягко говоря, слишком  резкую по форме, хотя и предсказуемую реакцию представителя Минэнерго в адрес некоторых  докладчиков и авторов сценария мероприятия.

 

Но вот что мне показалось более интересным и знаменательным –  повестка  кардинальных перемен в отрасли заявляется, по сути, на площадке  «вне» обычного «сообщества» - электроэнергетического истэблишмента, сложившегося в последние 10 -13 лет в России.  Как  я уже упоминал – это не первое такое мероприятие в последнее время. То что в отрасли напрочь отсутствует конкуренция на розничном рынке –почти консенсус, что и показали выступления участников. Что касается оптового рынка – то мы в очередной раз услышали, что там все более, чем в порядке от дипломатичного Федора Опадчего из Системного оператора, объяснявшего  мягким, но уверенным тоном, какие фундаментальные изменения случились в 2015 году на рынке мощности, и что у нас всего-то лишних 18-20 ГВт в генерации, 10 из которых уже заявлены на вывод после 2020 года, а потому, вообще говоря, волноваться особо и не стоит – скоро замаячит дефицит и все вернется (мне почему-то вспомнилось наше правительство и «дно»). Тем более, что сейчас решается вопрос с консервацией ненужных рынку мощностей, (в очередной раз за ваш счет, но Ф. Опадчий не сказал прямо об этом) которые, возможно, понадобятся при росте потребления, а у нас раз – и строить ничего не надо.  Поскольку обращался он к людям, которые во всей этой тематике, мягко говоря, не очень, то все прошло на ура. А так как именно эти люди и вели заседание и довольно жестко определяли выступающих и их время, то никаких сюрпризов не случилось.

 

Поэтому сосредоточились на розничном рынке и отсутствии  там конкуренции за потребителя со стороны поставщиков.  Наталья Невмержицкая из Ассоциации Гарантирующих поставщиков, обозванных г-ном Шафраником «коллекторами», четко и ясно показала, в чем проблемы действующей модели рынка в плане отсутствия конкуренции на рознице, и что с этим можно сделать, не меняя сути и формы модели, так сказать в режиме «докруток».  Суть предложений – в доступе потребителей и независимых энергосбытовых компаний к региональной ГТП гарантирующего поставщика в рамках прямых договоров с генераций по упрощенному учету. Небалансы докупаются у ГП.  Для того чтобы это работало, нужно сделать свободные двусторонние договоры выгодными для участников  и простыми.

 

 

 

 

 

Россети в лице Алексея Гончарова ответили своим заклятым «друзьям» -  оппонентам «ответным огнем», но в общем и целом «поперек поля боя», а потому их аргументы не только не достигали цели, но и выглядели не очень свежими и неубедительными. 

 

После упомянутого выступления представителя Минэнерго, суть которого, помимо обвинений в некомпетентности почти всех по периметру, сводилась к тому, что с 2008 года в отрасли много сделано и делается, (что на самом деле - чистая правда, вопрос лишь в том, ведет ли это к конкурентному рынку)  итоги подвел г-н Шафраник. Несмотря на явное отсутствие погруженности в тему,  он четко уловил существо проблемы  – у всех в «сообществе»  все более или менее нормально и местами даже хорошо, но по Райкину – рукава и пуговицы замечательные, но вот «костюмчик» не получился.     

 

Я смотрел на это совещание и на его итоги, изучая при этом в последние две недели материалы  МЭА по поводу реструктуризации электроэнергетических рынков в связи с декарбонизацией энергетики. Тем, кто еще не читал – очень рекомендую – труд глобальный, не столько в плане глубины, а в плане систематизации того, что сейчас есть и происходит в мире на развитых рынках, и что будет в ближайшем и чуть более  отдаленном будущем. Такой «взгляд сверху».  И вот, как раз в свете наших тревожных дум, о том, что делать дальше с нашим рынком, и  какие проблемы мы обсуждаем на фоне того, что обсуждают и решают они там – эти материалы представляют чрезвычайный интерес.

 

Начиная с того, что наша сегодняшняя модель того же долгосрочного рынка мощности, которым почему-то так гордился  Федор Опадчий, как раз очень точно соответствует критериям, в этом документе обозначенным как некорректные и недопустимые.   У нас  - это инструмент для обеспечения положительной рентабельности  существующей генерации  и не более того при отсутствии  основополагающих принципов организации рынков мощности – технологически нейтральной конкуренции всех видов ресурсов за право готовности к  выдаче  электроэнергии в энергосистеме  при заданных  параметрах надежности во времени и в пространстве.  Новых мощностей, старых, сечений, ценозависимого спроса и даже некоторых видов ВИЭ.  

 

Это о том, что рынки электроэнергии и в Америке и в Европе, хотя и разные по дизайну, но вполне эффективно функционирующие, также очень отличаются от нашего ВСГВО - РСВ –БР, выдаваемых за некий эталон конкурентности. О том, что конкуренция на розничном рынке – это, в конечном итоге, механизм повышения эластичности спроса со стороны массовых потребителей, особенно  сегодня - в связи с проникновением ВИЭ и развитием распределенной генерации, в т.ч. «за счетчиком».  Именно такой подход делает конкуренцию на рознице, в общем-то мелкую с точки зрения ликвидности, осмысленной - позволяет потребителям приобретать электроэнергию с наименьшими затратами при достаточном уровне надежности. Про Demand response – о котором у нас много говорят на уровне Системного оператора, но который по настоящему возможен в совсем другом, по сравнению с нашим, рынке – с реально высокими ценами в стрессовые часы   энергосистемы. О том, что регулирование электросетей и магистральных и распределительных также меняется -  у них появляются новые задачи и новые источники доходов, связанные с управлением сечениями и интеграцией распределенной генерации. Они не борются за эфемерный статус ГП и денежный поток от потребителей, но обеспечивают физическую суть современного рынка – его инфраструктуру – в этом их предназначение и поле для поиска удачи.  Сами модели рынков в этих странах также претерпевают серьезные изменения – повышается их разрешающая способность и в пространстве и во времени, вводятся дополнительные сегменты и инструменты.

 

 

 

 

 

 

И много-много чего еще интересного и важного, и для нас, я уверен, тоже. К сожалению, то, что мы обсуждаем сегодня, и в том числе на прошедшем заседании в ТПП – серьезно отличается от насущной повестки в мире. И о причинах этого нам тоже стоит поразмыслить.

 

Вопрос о возможности и необходимости новых серьезных реформ на нашем рынке сегодня, по моему глубокому убеждению, прямо связан с  самочувствием их потенциальных интересантов – структур, которым на нашем рынке должно быть не то что некомфортно, а реально плохо. Пару лет назад, до масштабной девальвации, в этом  смысле мы могли рассчитывать на крупных потребителей,  для которых стоимость электроэнергии «выше чем в Америке»  являлась индикатором. Тогда им не хватило духа и, возможно, организованности. Сегодня это не так, и это очевидным образом снижает запрос на перемены. Выступление на комитете представителя НП СПЭ Валерия Жихарева было как всегда живым, но предсказуемым и не зовущим к глобальным изменениям. 

 

Гарантирующие поставщики? Там, несмотря на внешнее относительное благополучие, есть проблемы и немалые, в том числе и скрытые от посторонних глаз –  я имею в виду их долгосрочную финансовую устойчивость на фоне растущих неплатежей – но пока они не видят выхода в глобальных переменах, что, собственно, и подтвердилось в выступлении Натальи Невмержицкой.

 

Розничные потребители из бизнеса  и тем более из бюджета? Пока у нас это  несформированная масса, которая в абсолютном большинстве  не понимает и не воспринимает электроэнергетику как рынок, который  как-то можно изменять и с ним взаимодействовать. Для них мы все - такая же неприятность, как и налоги.

 

Население? В основной массе его счета по электроэнергии ничтожны в балансе расходов, в т.ч. и из-за нерешаемой годами и уродующей наш рынок проблемы перекрестки. 

 

Россети ? Вот здесь как раз и не все так однозначно, несмотря на очевидный монопольный статус, как ни парадоксально, и есть некоторая надежда.

 

Проблема, конечно, и в том, что официальный истэблишмент, хотя и вполне профессиональный, в сложившихся условиях не может и не будет выступать застрельщиком  изменений. Причин тому много, в том числе и политических. Но при этом все реальные рычаги нормотворчества находятся как раз там.  Как разрешить эти противоречия и обретет ли наш призрак перемен плоть и перспективу – станет ясно в ближайший год –два. А пока низы уже не хотят, но, правда, не все, а верхи все еще могут. Надолго ли и что нам в итоге это будет стоить в отрасли? 

Please reload

Please reload

Archive
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square