Please reload

Недавние посты 

Генераторы привыкли.

 

Просочившаяся в СМИ информация об обсуждении ведущими генерирующими компаниями страны вариантов «сохранения» текущего денежного потока от потребителей, достигшего максимума в связи с платой по ДПМ, сама по себе не нова. Генераторы в том или ином виде давно тестируют мнение профессионального сообщества и экономических властей на эту тему. В какой-то мере это сродни нашим политическим процессам в последние годы – там тоже вначале вбрасывают в общественное пространство казалось бы невероятные идеи, а затем, через какое-то время, увы, они часто становятся нормой.

 

Но сегодня генераторы превзошли себя – они уже не просто говорят об сохранении максимального денежного потока в свой адрес как об одной из возможностей, а более или менее ясно формулируют концепцию – вы нам сверхдоходы на неопределенное время, а мы, может быть, также неопределенно что-то модернизируем у себя. По сути,  это такой инфраструктурный картельный шантаж общества с их стороны: мы [генераторы], несмотря на то, что являемся коммерческими компаниями с конкретными акционерами и владельцами, не готовы к каким-либо предпринимательским рискам. А так как наша продукция критически важна для нормальной жизни и функционирования экономики, то мы предлагаем  обеспечивать нам вполне устраивающую нас на сегодня рентабельность производства, а взамен обязуемся поддерживать  уровень надежности поставок на текущем уровне. Уровень надежности, в силу разных причин, вообще-то довольно низкий, как показывает практика аварий на электростанциях. В качестве флагмана этого картеля генерация выставляет самого «своего» для государства субъекта – Интер РАО – именно его топ-менеджеры регулярно отмечаются по этой теме.

 

И не только генераторы. Россети, собравшие в своем составе совершенно разные по рыночному функционалу и структуре компании, по сути, со своим единым тарифом и стратегией развития сетевого комплекса, которую они понимают довольно утилитарно – «отдайте нам все», требуют от общества и экономики того же, что и генераторы – монополии на безбедную жизнь, пусть и в ущерб  отдельным экономическим субъектам. Но якобы в интересах государства.

 

А что рынок, конкурентный сектор? Потребители, сбытовики? Независимые ТСО?

 

А ничего, по большому счету.

 

Сбыт деморализован, конкуренции там так и не случилось. ГП и их апологеты, уничтожив в зародыше какую-либо конкуренцию под предлогом все той же сакральной надежности гарантий поставки,  думали, что они объединятся в суперхолдинги,  поделят территории и будут спать спокойно. Но в условиях нерастущего спроса при опережающем росте аппетитов коллег по процессу энергоснабжения, они все больше оказываются в роли распределителей товарного потока и этаких отраслевых «баскаков» - собирателей дани с потребителей, при том, что риски из-за диспропорций в экономике и тарифах сосредоточены в основном у них.  В 2011-2012 гг. в пылу борьбы с «нетрудовыми доходами» сбытов  от так называемой трансляции мощности, регуляторы отняли у них главное – возможность, хотя и не всегда справедливую и разумную, зарабатывать не только путем переговоров с регуляторами, прозрачных или закулисных, но и на открытом рынке. В результате они попали в полную зависимость от административных решений и на федеральном и на региональном уровне. И как только ветер там начал меняться, обнаружилось, что многие известные короли розничного рынка оказались голыми.  Именно поэтому мы видим падение интереса владельцев к этому бизнесу, за исключением крупных генераторов, которые сумели сконцентрировать в своих руках объемы отпуска принадлежащих им ГП на  рознице, сопоставимые с объемами их  собственного производства, и таким образом захеджировать риски неплатежей.  Таким критериям сегодня отвечает опять же только Интер РАО, и отчасти ЭНЕЛ. У остальных судьба не сложилась, как у того же Атомэнергосбыта, который через несколько лет после создания и множества красивых слов о синергии, контроля всех этапов производства и распределения электроэнергии «в контуре» госкорпорации, без лишнего шума перешел в убыточный режим работы в качестве социальной нагрузки на богатых атомщиков.  Многие независимые сбытовые компании, если у них нет якорных потребителей,  на которых они могут опереться, приказали долго жить.

 

Потребители тоже так и остались фрагментированными, не смогли найти общие для всех интересы и, наконец, перейти к осознанной долгосрочной политике продвижения своих интересов на рынке на основании понятной и внятной концепции изменений, а не только критики в режиме «по хвостам». Эта критика в итоге часто приводит к таким компромиссам, которые «хуже войны» и  свидетельствуют о сдаче фундаментальных позиций. Например, утверждение потребителей о том, что государство сделало все необходимое на рынке мощности, чтобы генераторы имели возможность модернизироваться, установив диапазон цен на КОМ, говорит о том, что они согласны в принципе с нерыночным характером самих отборов по ценам не имеющим ничего общего с конкурентными аукционами. По сути наш сегодняшний КОМ – ярчайшее воплощение того, как не должна использоваться плата за мощность – в качестве обеспечения дополнительной рентабельности генерации по заранее установленным тарифам, цинично называемым "ценовым диапазоном", не имеющим при этом никакого отношения к базовым параметрам аукционов мощности - стоимости входа на рынок CONE и заданному уровню надежности - LOLE. Именно об этом говорят изыскания на эту тему в МЭА – но наши потребители уже этого не замечают.  Так же робко они протестуют и против очевидно нерациональной и неработоспособной затеи с мусорными электростанциями по безумным тарифам, обозванным почему-то «зелеными», которые должны оплачивать потребители электроэнергии,  при том, что производить они будут в основном тепло.  

 

Все это следствия "ДПМщины",  как явления в целом. Единожды попробовав «легкие деньги» от абсолютно нерыночного механизма «договоров предоставления мощности» (вдумайтесь только в смысл этих слов),  генераторы вместе с чиновниками их создавшими, ликовавшими от того, что в генерацию потекли инвестиции (еще бы – таких сделок в пользу «инвесторов» не было, наверное, со времен обменов бус на золото и землю с индейцами), распространяют их везде и всюду - даже там, где мощность предоставить невозможно в принципе.  Прежде всего это касается недиспетчируемых ВИЭ,  у которых мощность в том виде, как она понимается на рынке электроэнергии – готовность к выдаче электроэнергии для обеспечения балансовой надежности заданного уровня – вообще отсутствует. И мы видим результаты: в абсолютно искусственных, забюрократизированных условиях стимулирования ВИЭ через все тот же механизм ДПМ Россия катастрофически отстает как в развитии самих ВИЭ, так и в новых технологиях в энергетике вообще, что несомненно обусловлено нерыночным характером действующей модели функционирования отрасли.

 

Независимые ТСО в регионах давят по всем фронтам, особенно в регионах,  нарушая при этом мыслимые и немыслимые принципы установления тарифов и здравого смысла, в т.ч. оспаривая основания их образования как частных структур. Те отважно сражаются, но проблема таких ТСО как раз в их региональности – они не видят леса за деревьями и потому обречены, если не сумеют объединиться в настоящую, а не искусственную ассоциацию на федеральном уровне, отстаивающую их общие интересы.

 

Малые и средние потребители вообще ничего не понимают, кроме того, что во всем виноват Чубайс (и они, надо признаться, недалеки от истины). 

А в целом у нас все в отрасли хорошо – самому устройству отрасли и её текущим  проблемам в проекте обширного доклада министра энергетики по итогам 2016 года для президентской комиссии по ТЭК уделено всего пара страниц.  

 

Пора понять, что извечная истина: спасение утопающих  - дело рук самих утопающих, имеет непреходящий характер. Понять и начать, наконец,  действовать.  В своих собственных интересах, совпадающих с интересами развития конкурентной экономики и страны.

Please reload

Please reload

Archive
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square