Поиск
  • Алексей Преснов

Визионеры, пилоты и мечтатели.



Прошедшая неделя стала одной из самых насыщенных для тех, кто в той или иной мере интересуется энергетикой в стране в этом унылом ковидном году. Состоялась так называемая инженерная конференция в рамках НТИ «Energynet» по нескольким ключевым направлениям перспективного развития отрасли. Прошла она онлайн в Zoom с трансляцией в Ютубе, и этот демократичный и удобный формат, применяющийся сейчас вроде бы по вынужденным обстоятельствам, сделавший событие доступным для широкого круга зрителей, во многом, на мой взгляд, предопределил успешность мероприятия в целом. Да, я считаю, что конференция прошла успешно, была интересной во всех смыслах, и показала жизнеспособность самой концепции EnergyNet, в чем многие, включая меня, очень сомневались еще несколько лет назад. Действительно, вам это удалось, процесс, как говорил наш первородный современный реформатор, пошел, и конференция это продемонстрировала. Поздравляю!


Единственное, что немного огорчало, так это одновременная трансляция всех сессий сразу по всем направлениям, что вынуждало бегать по каналам, и соответственно, что-то где-то упускать. Но с учетом, что все осталось в записи, это не очень большой изъян, хотя, может, где-то можно было и задать вопросы, а не получилось.

Я смотрел то, что мне интересно и в чем немного понимаю – и новые источники гибкости – про накопители, и распределенную энергетику, и новые дизайны рынка. Водород, каюсь, пока не смотрел, не погрузился еще, или не «загрузился» этой очень модной и бесспорно важной темой.


Что увидел? Много новых и интересных идей, множество молодых, но уже очень грамотных и профессиональных специалистов, при этом все еще энтузиастов - визионеров, дающих нам всем надежды, что, все-таки, «наше все», что так нас удручает, рано или поздно сдвинется в правильную колею. И, что порадовало и поразило одновременно – почти все они – и идеи, и люди, вселяющие надежды, были из малых компаний, стартапов и научных организаций.


А с другой стороны, увидел и то, где мы по-прежнему находимся с точки зрения наших государственных монстрообразных корпораций – которым, казалось бы и карты в руки, но, как правило, нет – там несмотря на все ресурсы, ясного понимания, что это все такое – новая энергетика, и, главное, зачем – больше все же нет, чем есть. Даже самая прогрессивная из них, Росатом, с его таргетом в 40% неядерной выручки к 2030, году местами выглядел не очень убедительно.


Например, в своем утверждении в одной из визионерских сессий, о том, что распределенная энергетика потребителей, занимающаяся модным пикшейвингом (кстати, этот термин часто употреблялся совсем не к месту в выступлениях) угрожает атомным блокам ДПМ. Если им, что-то и угрожает, то, во-первых, в последнюю очередь, поскольку они базовые на рынке, а во-вторых, точно не угрожают интегрированные в рынок пиковые распределенные ресурсы. Угроза состоит в уходе с рынка потребителей вообще, переключающихся на собственную энергетику в режиме 24/7, при этом остающихся с неоплачиваемым сетевым резервом, позволяющим в любой момент переключиться на пиковые мощности в системе. И эта угроза, помимо страдающих сетей, как раз для пиковых генмощностей, а никак не базовых атомных. «Страдания» сетей можно и нужно нивелировать третьей тарифной ставкой – за наличие присоединения, это близко к тому, что предлагает сейчас Минэнерго, но все же не совсем то. А вот, что касается генерации, предпочитающей навязанные потребителям централизованные ДПМ вместо рыночной технологически нейтральной конкуренции, то welcome to the new reality – распределенная энергетика, то, что называется DER в мире готова с нею конкурировать уже сегодня и уже у нас тоже. И с этим ничего вы не сможете поделать, если только не уничтожите полностью наш, хотя и довольно специфический, но все же формальный рынок в отрасли. Нужно отметить, что глобально тот же Росатом раскладывает яйца по корзинам через свои дочерние и внучатые компании – занимается производством батарей, их практическим применением на рынке как раз в рамках конкуренции с пиковой генерацией в централизованной сети, и эти проекты были одними из немногих живых и перспективных, представленных нашими госкомпаниями.

Потому что, скажем, пилоты тех же Россетей в части блокчейна по взаимоотношениям на розничном рынке, реализованные с Альфа-банком и одной из IT компаний совсем не выглядят таковыми, на мой взгляд. Почему? Потому что они нанизаны на убогую конструкцию нашего розничного рынка, скорее даже на систему монопольных отношений между его участниками и пытаются какими-то чудесными технологиями сделать из него конфетку, что, конечно же, в принципе невозможно, а сами подходы эти в корне неправильны. Это про кровати и девочек, про сантехника и всю систему. Никакой блокчейн, каким бы квалифицированным сантехником он ни был или ни казался, не в состоянии исправить то, что до него создали «инженеры-проектировщики» этой системы. В сессии на эту тему это очень рельефно проявилось в дискуссии – там был и самоуверенный сантехник, очень слабо, на самом деле, понимающий, чем тут вообще занимаются, и умеренные оптимисты, понимающие, что в итоге им придется измениться вместе с системой, и квалифицированные пессимисты, знающие эту систему изнутри. Но то, о чем рассказывали Россети и их подрядчики по пилотам блокчейна – это не про децентрализацию и конкуренцию, не про доверенную среду в свободно развивающемся рынке, а про то, как все то, что есть сегодня, законопатить и подморозить в пирамидальном исполнении вплоть до «нодов Российской Федерации», по сути дела с одной целью – чтобы управлять всем из одного кабинета. Видеть кто заплатил, кому, когда, сколько должен и т.д., и если что, «принимать меры». Это, возможно, кажется востребованным сегодня в нашей текущей парадигме, но это не работает в нормальной перспективе свободного и конкурентного рынка, рождающего новые технологии, которые в свою очередь дают еще большие новые возможности для поступательного развития. Как не работает и пресловутая «цифровизация», как некий способ сделать так, чтобы все «было красиво», «наблюдаемо и управляемо», без людей желательно, как их образцово-показательные подстанции со стеклянными дверями и подсвеченными лестницами, с компьютерами, которыми все можно включить и выключить, «как в кино». Проблема в том, что внятных экономических эффектов от всего этого, после нескольких лет шума и заявлений на этот счет из каждого утюга, как не было, так и нет. Форма здесь, по-прежнему, превалирует над содержанием проектов, внешние консультанты и разработчики, не очень разбираясь в сути, «играют, как умеют», а сами Россети так, похоже, еще и не осознали свою ключевую роль на современных энергорынках в качестве нейтральной платформенной инфраструктуры, связывающей по своим сетям – дорогам для электронов и электромагнитных полей – участников процесса энергообмена, а не просто традиционного электроснабжения. По крайней мере, из выступления представителя Россетей на одной из ключевых визионерских сессий, где они предсказывали будущее энергосистемы, я вынес именно это. Знаменательно, что в эти же дни, пока визионеры и инженеры обменивались мнениями на Energynet.Con, в комитете по энергетике Госдумы состоялся зумовый круглый стол на тему тарифного регулирования и перекрестного субсидирования в электроэнергетике, где тоже обменивались мнениями визионеры и мечтатели, при том, что некоторые из них участвовали и в конференции. И обсуждаемые вопросы тоже очень перекликались – о том, как жить дальше, что делать с вечной перекресткой, с сетевыми тарифами, с собственной генерацией потребителей и вообще с будущим электроэнергетики. Предложения здесь звучали иногда тоже вполне «новаторские». Например, о том, что перекрестку нужно вынести из сетевого комплекса и отправить на оптовый рынок, то есть, по сути, впрыснуть самую токсичную антирыночную субстанцию в сектор, где хоть и слабо, но все еще теплится настоящая жизнь, несмотря на тотальную ДПМщину в инвестициях и множество перекрестных надбавок, искажающих и уродующих нормальный рынок.

Надо сказать, что сама озабоченность имеющимся положением дел в отрасли со стороны профильного комитета Госдумы очень ценна и похвальна, но вот качество предлагаемых решений, как и продемонстрированная на мероприятии глубина понимания проблем со стороны ряда выступавших, точно нет.


Скажем, те же мысли о «всеобщем», кроме населения, двухставочном тарифе в сетях, с тем, чтобы корректно учитывать соответствующие затраты на содержание, не зависящие от объема потребления, вроде бы и правильны по смыслу, но при этом не учитывают такой важнейший параметр в регулировании, как принцип causality – платит тот, кто создает те или иные расходы, и не в общем и целом, а в конкретном регулируемом периоде. И выражается он через пиковую мощность конкретных потребителей в часы наибольшей плановой нагрузки, то есть их вклада в высокий сетевой трафик в данный день, месяц, год. Поэтому вот так просто перевести всех на двухставочный тариф, исходя из присоединенной или максимальной мощности потребителей, и при этом корректно отражать вклад каждого в загрузку сетей, не удастся. Нужна более тонкая настройка, отражающая в том числе и опережающее развитие сетевой инфраструктуры относительно текущего спроса – та самая третья ставка в общем и целом распределяющая между потребителями общий незагружаемый объем пропускной способности сетей или сетевой резерв. Вопрос состоит в том, что он должен быть разумным по своей величине – не перегружающим экономику, но достаточным, чтобы предотвращать сетевые ограничения в электроснабжении. Возможно, именно такой резерв имеет в виду Минэнерго в качестве целевой модели своей инициативы о введении платы за резерв сетевой мощности. Правда путь достижения цели, если это так, на мой взгляд, выбран уж очень тернистый и сложный.


Говоря в общем, решения, которые нужно принимать в нашем регулировании, не такие простые, как часто кажется. И это касается и множества других упомянутых на круглом столе вопросов, в том числе и таких, крайне опасных и непрофессиональных с точки зрения рыночного регулирования, как предлагаемое создание межрегиональных тарифных зон, как давно назревшего адресного похода к оплате надежности электроснабжения, за которую, да, нужно платить отдельно, и т.д. Отмечу, что на мероприятии были высказаны и очень профессиональные мнения и предложения по всем этим темам, другой вопрос, насколько в итоге они будут учтены.

Рассказ о моих впечатлениях и от конференции Enegynet, и от обсуждения в Госдуме был бы не полным, если не упомянуть о мнении традиционных генераторов, так или иначе высказанном на обеих площадках по поводу того, что и как надо бы делать на нашем рынке. В последнее время мы все чаще слышим от них все более смелые рыночные мысли: о том, что пора, мол, доделывать нашу модель с тем, чтобы она отражала конкурентные механизмы развития в части инвестиций, способствовала двусторонним договорам, нужно убрать из нее всяческие надбавки, избирательную поддержку тех или иных технологий и т.д. В этот раз их представитель договорился до совсем смелого предложения, почти экзотического для нашей действительности – в частности, предложил подумать о переходе к одноставочной модели рынка – без мощности. При этом в качестве аргументов ссылался на опыт северо-европейского рынка Норд пул, сравнивая волатильность цен там и у нас, которая как раз и является основным фактором, способствующем широкому применению СДД, хеджирующим риски участников.


Ну что сказать? Я рад, что до них, наконец, «дошло» то, о чем многие эксперты говорили, и что многие предлагали, я в том числе, в течение последних 5-6 лет, и особенно в ходе дискуссии 2017-2018 гг. о «жизни после ДПМ». Не хочу вдаваться в детали, на эту тему можно много излагать, в том числе и по поводу преимуществ и недостатков «одноставки» и «двухставки» с учетом сегодняшних мировых тенденций на рынках электроэнергии, но в связи с этими заявлениями у меня к ним один вопрос – не поздновато ли прозрели? А что делать нам всем с тем же КОММодом, состоявшимися отборами совершенно очевидно доказавшим, что это никакая не модернизация, а капремонты за экстра деньги потребителей, а для реальной модернизации с заданными условиями нужны другие дополнительные инструменты, причем такие, которым требуется многократная подкрутка практически в ручном режиме? Или это оставляем в стороне, получаем гандикап в виде триллионных стабильных платежей до 2047 года, а потом давайте конкурировать с той же распределенной энергетикой? Похоже именно в этом направлении движется наша официальная регуляторная мысль – вот на днях, например, Совет рынка будет обсуждать некие предложения по выравниванию условий функционирования генерации на оптовом и розничном рынке.


О чем это? О том, что с одной стороны сегодня потребителям навязывают ДПМ + межтерриториальные надбавки в цене мощности в энергосистеме, выросшие в 25 раз за последние 8-9 лет, а когда потребители и прочие инвесторы стали конкурировать с этой запредельной ценой принудительной мощности на опте, переходя на другие источники на рознице, традиционалам и регуляторам, все это и придумавшим так или иначе, не понравилось. Это, мол, «угроза». Мол, давайте конкурировать, у нас, у большой генерации, будет дешевле. Эффект масштаба и все такое. Но, правда, потом, а эту вот нашу уже принятую ДПМЩину – барщину, будьте добры, отработайте.


Нет, извините. Если это конкурентный рынок, а генерация это рынок, то либо давайте тогда и малой генерации ДПМ и доступ на оптовый рынок, либо конкурируйте с ней прямо с вашими ДПМ и надбавками, но тогда не обессудьте.

Да, еще раз – за сетевую инфраструктуру, резервирующую ту же собственную генерацию, нужно платить, здесь вопросов нет, и такой подход в конечном итоге будет полезен и рынку в целом, включая собственную генерацию – она будет постепенно превращаться в настоящую распределенную, чего сейчас почти нет. А это повлечет за собой и развитие тех самых инновационных технологий, которые обсуждались на Energynet.Con, которые в свою очередь… и далее по кругу.

А вот доплачивать за навязанную мощность в системе в качестве резерва собственной, распределенной, не только не нужно, а очень даже вредно. Мы же не ставим вопрос, о том, чтобы кто-то (м.б. большие генераторы?) доплачивал за наличие распределенной генерации в качестве резерва для системной. Свободная конкуренция традиционной генерации с распределенной, с последующей интеграцией последней и в оптовый рынок тоже – в итоге приведет к здоровому рыночному балансу и общему снижению нагрузки на потребителей и экономику в целом.


Именно так все развивается сегодня и в тех юрисдикциях, откуда мы в свое время «списывали» рынок. Туда и нужно сегодня смотреть – вперед, а не выдумывать простые на первый взгляд, но непрофессиональные доморощенные решения.

Просмотров: 129Комментариев: 0