top of page
Поиск
  • Фото автораAlexey Presnov

Казахстан. Розничному рынку – рынок.

Обновлено: 7 февр.




В нашем прошлом материале мы подробно рассмотрели вопросы тарифообразования в распределительных сетях при переходе казахстанской электроэнергетики на рыночные рельсы. Эти сети представляют из себя  физическую инфраструктуру розничного рынка, в свою очередь являющегося неотъемлемой частью большего – общего энергорынка, и это очень важно для понимания что такое розничный сегмент и какова его роль в дизайне конкурентной модели. Сегодня конкурентная модель энергорынка в Казахстане все еще отсутствует, и более того, предложения по ее ускоренному продвижению встречают вполне отчетливое сопротивление со стороны многих участников сообщества, а потому все многочисленные, видимые широкой публике  проблемы в розничном сегменте, являющиеся отражением общей нерешенности вопроса выбора дальнейшего развития отрасли, вполне естественны.  Решить их можно только в рынке. Вот об это мы и поговорим в этот раз.  

 

Мы уже писали о том, что модель Единого закупщика подсветила множество несоответствий и проблем на энергорынке страны, но, решить их эта модель не в состоянии. Одна из ключевых проблем розничного сегмента заключается в неравенстве условий конкуренции в связи, с одной стороны, аффилированностью гарантирующих поставщиков с распределительными сетями и генерацией, так и не разделенных юридически до конца в ходе реформы отрасли 20 лет назад.  В условиях рынка двусторонних договоров, с учетом менталитета постсоветских стран, это, конечно, давало ГП преимущество перед независимыми энергосбытовыми организациями, а с другой, в качестве своего рода ответа, независимые ЭСО забирали у ГП платежеспособных потребителей, пользуясь тем, что ГП были вынуждены поднимать тарифы для юрлиц, и особенно бюджета, чтобы сдерживать тарифы для населения.  Надо заметить, что тарифы на электроэнергию для населения в Казахстане регулируются не внутри отраслевого законодательства, как в той же России, а в рамках регулирования цен и тарифов на общественно значимых рынках, что создает дополнительные трудности в части их субсидирования – единой методики формирования тарифов на электроэнергию для населения в стране не существует. ГП, поставляющие электроэнергию на рознице по публичным договорам, занимаются субсидированием населения фактически по своему усмотрению, при этом тарифы внутри категорий ненаселения почему-то тоже дифференцируются, хотя цена или тариф в таких договорах является существенным условием, и вообще говоря, должна быть недискриминационной.

 

С введением модели ЕЗ,  одной из целей которой прямо декларировалось вытеснение с рынка «непродуктивных посредников», под которыми имелись в виду независимые ЭСО (НЭСО), ГП получили привилегии не платить вперед на оптовый рынок, в отличие от НЭСО, наряду с прямой финансовой поддержкой в тех регионах, где оптовая цена выросла. Такая «коррекция» существующего неравенства во многом еще более обострила проблемы, розничный рынок стал еще более дискретным и менее ликвидным.  При этом обязательная централизация поставок на оптовом рынке с единым по всей стране усредненным почасовым тарифом лишила ГП сбыты маневра при перекрестном субсидировании населения – они не могут теперь купить на опте, «у своих» для кого-то дешевле, а значит могут конкурировать только сбытовой надбавкой, но это очень мелкий рынок – проценты от конечного тарифа. В результате экономика стала переходить в политику – зазвучали голоса депутатов и иных общественников о необходимости вообще отменить энергосбытовой бизнес как таковой, а функции продажи электроэнергии на рознице передать в распределительные сетевые компании – региональные РЭКи.

 

Отметим, что сбытовой розничный рынок вообще в плане конкуренции – это, хотя и заметный широкой публике, но достаточно небольшой сегмент в финансовом отношении, каковым он в принципе является и в конкурентных моделях. В случае замораживания текущего сценария развития энергорынка в целом в режиме ЕЗ все эти текущие и  будущие проблемы в принципе нерешаемы, вопреки распространенным заблуждениям. Ликвидация дифференциации тарифов для населения и остальных потребителей, с прямым субсидированием малоимущих, о чем много говорится, и о чем мечтают как сторонники конкуренции, так и ее некоторые противники, и одновременно владельцы гарантирующих поставщиков и аффилированных  с ними «карманных» НЭСО, не представляется наиболее вероятным вариантом развития по социально-политическим причинам. И в любом случае, даже если это случится, это не приведет к какому-либо значимому результату с точки зрения развития – конкуренция в этом сегменте в условиях модели ЕЗ с усредненными по всей стране ценами очень условна и измеряется тиынами.  С неизбежным и значительным ростом тарифов, являющимся базовым драйвером развития отрасли в этом сценарии в виду неэффективности модели, будут появляться новые проблемы – системные неплатежи на рознице в адрес сбытов, разрушающие финансовую структуру отрасли, бороться с которыми будут преимущественно в ручном режиме и путем все новых исключений из правил оплаты, а также все новых привилегий и неравенств между участниками рынка.

 

В этом смысле конкурентная модель не панацея – в условиях перекрестного субсидирования проблемы на розничном рынке тоже будут, поскольку, когда одна группа потребителей, самая массовая количественно, хотя и не самая крупная в объемах потребления, платит институционально меньше, чем другие группы, организовать ровное конкурентное поле  невозможно в принципе, а значит и обеспечить безупречную эффективность на рынке. Проблемы перекрестного субсидирования – это не рыночный, а социально-политический вопрос. Значит и решаться он должен за пределами рынка в максимально возможной степени, либо через прямые субсидии уязвимым слоям населения (что, на наш взгляд, в условиях дефицита бюджета и непрозрачного расходования средств госфондов в РК маловероятно) либо же через изначально социализированные ресурсы – тарифы на передачу в качестве понятного и прозрачного дополнительного платежа. При этом надо понимать, что конкуренция на розничном рынке все равно остается малопривлекательной в смысле доходности из-за слишком низкой прямой маржинальности – размера сбытовой надбавки.

 

Маржинальность сбытового бизнеса в конкурентном рыночном сценарии может быть увеличена за счет дополнительных услуг и бизнесов – энергосервиса различного рода, уменьшающего расходы потребителей в условиях растущих и волатильных рыночных цен, более удобных и привлекательных решений в плане платежей (мобильные приложения, интеграция с другими сервисами, рассрочки и т. п.), долгосрочных хеджирующих контрактов и т.п. Кроме того, правильно сконструированный конкурентный рынок стимулирует бурное  развитие распределенных ресурсов на рознице, и это может стать одним из основных видов деятельности энергосбытовых компаний – создание собственных ресурсов такого рода и продажа их потребителям, агрегация таких ресурсов у третьих лиц и продажи на оптовом рынке, создание специальных розничных парков ВИЭ и пиковых ресурсов в муниципалитетах за счет потребителей и  управление ими на рынке, энергетические маркетплейсы и т.п. Именно  это может стать, как показывает зарубежный опыт США и других стран, основным бизнесом энергосбытовых компаний как в плане доходов, так и в организационной части. Двунаправленные потоки энергии, массовая децентрализованная энергетика – вот магистральный путь развития розничных рынков, на которых квалифицированными агентами как раз и будут выступать нынешние энергосбытовые компании. Но для этого в отрасли в целом и на розничном сегменте должен быть реальный рынок с реальными ценовыми сигналами. В этом направлении, на наш взгляд, и должны быть сосредоточены усилия владельцев энергосбытовых компаний Казахстана сегодня.



 

И потому распространение рыночных идей, чем мы пытаемся заниматься по мере сил, не только не противоречит их целям, но прямо отражает их краеугольные интересы. Энергосбыты, или как их называют в Казахстане энергоснабжающие организации, являются каналами получения электроэнергии для массовых потребителей, они важны, они нужны, это своего рода магазины, торговые точки, и продажа любого товара, не исключая электроэнергию, без них невозможна в современной экономике. Одновременно, они же являются и квалифицированными представителями потребителей на энергорынке и в отрасли – именно через них участники рынка получают обратную связь от покупателей своей продукции.  Это нужно понять, и об этом нужно помнить всем, и политическим деятелям в том числе. Как и о том, что именно конкуренция — это двигатель прогресса. 

 

О том, что нужно делать в первую очередь, какие условия выполнить, чтобы электроэнергетика Казахстана, наконец встала на рельсы перехода к настоящему рынку, мы поговорим в следующий раз.  

 

 

41 просмотр0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все
bottom of page